Онейрон

40

Несколько месяцев назад мне исполнилось сорок лет. Смотря на себя в зеркало, я вынужден константировать, что довольно сильно позврослел. Если бы я был женщиной, особенно женщиной-психологом, то спел бы себе дифирамбы о том, каким уверенным в себе и независимым я стал. А выгляжу лучше чем в двадцать. Но поскольку я не женщина и, уж тем более, не психолог, то заниматься подобным самообманом не буду. Надо признать: в двадцать я выглядел лучше.

Принято обычно подводить какие-то итоги, раз уж взялся за клавиатуру и начал печатать автобиографический пост по поводу круглой даты.

Десятилетие проектов

Итак.. Чем я занимался последние двадцать лет? Здесь мне вспоминается главный герой фильма «Однажды в Америке», который на тот же вопрос ответил: «Рано ложился спать.» Не могу сказать, что всегда ложился рано, но в основном ходил на работу, после работы занимался какими-то хобби-проектами или просто читал книжки или играл в компьютерные игры, потом ложился спать, а утром снова шёл на работу.

Из всех этих хобби-проектов успешными можно признать три:

  • wasm.ru — сайт, посвящённый системному и низкоуровневому программированию.
  • xin.ru — маленькая онлайновая игра про семилапок.
  • oneiron.ru — проект, посвящённый осознанным сновидениям.

Все эти проекты были начаты и основное свое развитие получили в период с 2000 по 2010-ый. У всех у них было нечто общее, как потом я понял: у каждого был определённый потенциал, который не был раскрыт. wasm был довольно известным сайтом, но всё-таки он не стал Хабром. xin.ru для своей ниши был неплохим проектом, но он мог бы достичь большего, вложи бы я в него больше усилий. Онейрон? А что, собственно, я хотел от Онейрона? Лишь позже я смог отрефлексировать то, а зачем я вообще всем этим занимался.

Пять лет движухи

Период с 2011 по 2016 стал значительно менее насыщенным в плане создания интернет-проектов, но значительно более экстравертным в плане личного общения. Я стал посещать клуб «Касталия»1 — довольно странную на взгляд обывателя тусовку, наполовину состоящую из психологов, а на половину из магов и оккультистов. В то время это было довольно весёлое место, поскольку собрания проходили на квартире и имели довольно камерный, доверительный формат. Вначале была лекция на какую-нибудь интересную (или не очень) тему, а затем начиналось восславление Вакха и Диониса.

Со временем, однако, собрания перенеслись в арендуемые залы и стали значительно более «казёнными». К тому же тогда, как это стало понятным по последней книге2 основателя Касталии Атона, началась «Большая игра»: событие практически космогонических масштабов, в котором было задействовано большое количество различных божеств и их ставленников. В общем, я решил, что следует заняться чем-то другим.

И окунулся в мир лиминальной политической философии: технократия, трансгуманизм, нео- и просто реакция. На дворе стоял 2014 год и каждый второй и его собака вынашивали планы о скором приходе к власти. Скоро, казалось, легионы огромных шагающих роботов заполонят улицы, и Бог-Император воссядет на трон!

Нельзя сказать, что этот период оказался бесплодным. Кроме того, что я познакомился с разными интересными людьми, я также довольно хорошо изучил политическую философию: не ту чушь, которую читают на современных политологических факультетах, а настоящую. В какой-то момент я пришёл к довольно пессимистическим выводам относительно современности, современного общества и современной политики и сформулировал для себя свою политическую платформу: Жозеф де Местр + огромные шагающие роботы. А сделав это, я стал терять интерес ко всей политической теме.

Ретроспектива

В 2016 году я задал себе вопрос: а зачем мне все это? Зачем я вообще всем этим занимался и занимаюсь? Подумав, я пришел к следующим выводам.

Во-первых, у меня — хорошо это или плохо — никогда не было финансового мотива. Работа всегда мне давала достаточный доход, и превращать своё свободное время в ещё одну работу у меня не было никакого желания.

Во-вторых, вначале моих проектов стояло увлечение чем-то: низкоуровневым программирование, играми или осознанными сновидениями. И когда я начинал чем-то заниматься, меня всегда обуревало желание этим поделиться, которое я облекал в виде статей или переводов.

Однако в 2016 году моя творческая энергия была на нуле. Мне не хотелось ни писать статьи, ни переводить. В общем-то, в то время я потерял интерес ко многому, чем интересовался раньше. «Зачем тогда я всем этим занимаюсь?» — спросил я себя, — «что меня удерживает от закрытия всех сайтов? Зачем я еще куда-то хожу, какие-то собрания и т.п. Почему бы просто не играть дома в компьютерные игры как в старые добрые времена? Зачем я пытаюсь вымучивать из себя статьи на темы, которые мне, в общем-то, уже неинтересны?» Подумав, я был вынужден признать два других движущих мотива, которые довольно часто распространены, но редко признаются.

Первый — это тщеславие. Да, когда-то моя мания величия надёжно охраняла меня от того, чтобы ввязываться во что-либо ради тщеславия. Зачем, если я и так велик? Зачем доказывать своё величие, если оно и так очевидно? Да и кому доказывать-то? Людям, что ли? Но, видимо, из-за возраста моя мания величия стала давать сбой, а вот желание быть великим осталось. И когда внутренняя уверенность в своем величии исчезает, то приходится прибегать к подкреплению извне. Так возникает тщеславие.

Второй — это тайная надежда, что десятки и даже сотни молодых красавиц узнают обо мне и предложат свои тела и души (но было бы достаточно и просто тел, на самом деле). В общем-то, в определённой мере этот мотив внёс свой вклад в создание Онейрона. Мне, конечно, интересны осознанные сновидения и мне нравится писать статьи — особенно в то время у меня был особенно плодотворный период — но всё-таки вести сайт продолжительное время, модерировать форум, общаться с пользователями и так далее — это довольно хлопотное занятие. И опыт того, насколько это хлопотное занятие, у меня уже был. Неужели я ввязался только из-за того, что мне были интересны осознанные сновидения? В конце концов, они мне и в начале 2000-ых были интересны, но сайт я не делал. «Наверное, — пришлось мне признать, — свою лепту внесла идея, что я, подобно Михаилу Радуге и другим сновиденным гуру, буду окружён стайкой щебечущих няш, ожидающих, когда учитель обратит на них внимание. То же самое и с разного рода политической тусовкой. Одно дело — прочитать Жозефа де Местра. Другое дело ввязываться во всю эту движуху.»

«Впрочем», — подумал я, — «ничего плохого в этом нет. Власть и няши — вполне разумное для мужчины основание действовать. Плохо другое: результата нет.» Действительно: всё мое общение с женщинами в эротическом ракурсе происходило по совершенно другим каналам: от личных знакомств, не связанных с моими проектами, до поездок за границу. Но ни одного знакомства, связанного с моими проектами и дошедшего до эротического финала, не было. Хотя, например, мой соратник по технократической борьбе познакомился с своей девушкой как раз благодаря этой самой борьбе. «Что же», — сказал я себе, — «раз других желаний, кроме тщеславия и воли к няшам у меня не осталось, то пора завязывать. Тщеславие — это глупо, как учит нас Сенека. Ладно, если бы по линии няш толк был бы, так и тут пусто.»

И я завязал.

2017

В 2017-ый год я вступил свободным человеком. У меня не было сайтов, мне не нужно было их поддерживать, не нужно было забивать себе голову пользователями, хакерами и прочей ерундой, мне не нужно было писать статьи, и я практически полностью отошёл ото всех тусовок и движей. К тому же, я был безработным. Ну, не идеально ли?

Этот год оказался гораздо тяжёлее по сравнению с предыдущими.

О значительной части произошедшего я вынужден умолчать по той причине, что этому, скорее, место в книге подобной упомянутой выше, в которой Атон рассказывает о своих потусторонних и надъестественных приключениях. Я не настолько смел и, читатель, поверь, если вдруг, как и Атон, я узнаю, что я — нефилим или иного рода иномирная сущность, то никому об этом не скажу, пожалуй, что и другим нефилимам тоже. Свои медали, полученные за сражения в Астрале, я храню под надёжным замком.

Скажу только, что в моём материализме, в котором к тому времени уже была трещина, была проделана здоровая дыра.

Вишенкой на тортике стала стала охватившая меня паранойя, продолжавшаяся несколько месяцев. «Это просто паранойя», — успокаивал я сам себя, — «максимум, неорганы, которых не существует, шалят.» Паранойя закончилась, когда ко мне пришли с ордером на обыск три джентльмена из какого-то секретного отдела. Оказывается, им нужно было моё содействие в поиске улик против опасных экономических преступников и за мной действительно следили, чтобы убедиться, что я с ними не связан.

Однако было в этот год и кое-что хорошее. Очень и очень хорошее. Я нашёл смысл жизни.

Как я нашёл смысл жизни

Одним днём 2017-го года я лежал на кровати и умирал. Этот день начался как обычно. Я встал, поел и стал заниматься своими делами, как вдруг почуствовал, что заболеваю. Ощущение было мне знакомо — через некоторое время меня охватит озноб, а затем утомление, усталость и так далее. Быстро завершив свои дела, я пошёл в ванну, чтобы приготовится к досрочному перемещению в кровать. Тут меня охватила страшная слабость. Я сел у ванны и, почувствовав, что набрался сил, сделал рывок до своей комнаты, где тут же лёг в кровать.

Но всё еще только начиналось. Я почувствовал, что мне становится хуже, и в какой-то момент я стал терять сознание. Мне приходилось сталкиваться с подобным раньше, но этот раз отличался от предыдущих. Раньше было так: у меня начинало темнеть, вернее, «светлеть» в глазах и я чувствовал, что теряю сознание. Если я терял сознание, то в целом, ничего особенного не происходило — я приходил в себя чуть позже. Однако бывало и так, что мне удавалось сохранить сознание усилием воли. В целом, ничего другого угрожающего я при этом не ощущал. Обычно это происходило на фоне усталости и стоило мне сесть или прилечь — это проходило.

В этот раз ощущения были другие. Моя душа рвалась из тела — по другому и не скажешь. Это было сильное ощущение в груди, как будто нечто отчаянно рвется наружу, и я знал, что если оно вырвется — это конец. Более того, даже слабость была какой-то другой. Правдоподобности в пользу гипотезы об умирании придавало то, что мне как-то приснился сон в котором я умер. Ощущения при умирание во сне были очень похожи на то, что я ощущал сейчас, вот только в реальности ощущения были намного сильнее.

Я решил бороться за жизнь. Главное было — не дать себе потерять сознание. Но одного усилия воли было недостаточно. Мне нужна была причина, за что бороться. Что я не сделал, за что стоило бы сражаться? Как ни странно, сначала мне ничего не пришло в голову. Перед лицом смерти обычные мечты и сожаления о том, что не случилось, даже не вспомнились. Я силился придумать хоть что-то действительно важное.

«Латынь», — вдруг подумал я, — «я хотел выучить латынь.» Действительно, желание подобного рода у меня было, но в целом идеи и проекты более рационального характера побеждали. В конце концов, кто учит латынь в наше время? Хочешь выучить странный язык — выучи японский. Но в момент, когда я был на сто процентов уверен в том, что стою на пороге смерти, такого рода «рациональные» и в целом чепуховые соображения были развеяны. Я понял, в чём моя «истинная воля» — желание, свободное от телесных инстинктов и заботе о дне насущном. Я хотел учить классические языки. Латынь и древнегреческий. Иврит, чтобы читать Библию в оригинале и средневековых каббалистов. И где-то по отдалении возвышался огромной горой вэньянь.

И в этот момент я почувствовал, что Смерть, уже положившая руку мне на плечо, отступила. Мне всё еще было худо, но чувствовал, что угроза миновала, и надо просто отлежаться и поспать.

Так я узнал, чем действительно мне хочется заниматься — на самом деле, а не под влиянием окружения извне или инстинктов изнутри. Прав был Кастанеда: если не знаешь, что делать — возьми смерть в советчики. И хотя это произошло на моём пути не слишком рано, я всегда благодарю Небеса за то, что это случилось.

2018 — hodie

Последние 3 года стали довольно плодотворными. Я всеми силами отдался изучению языков. Их освоение идёт не так быстро, как мне хотелось бы, но с другой стороны, оно идёт и не так уж медленно. К 40-ка годам я подошёл с неплохим знанием латыни. Когда я огорчаюсь от того, что ещё не стал невероятным полиглотом, то открываю наугад одну из многочисленных скачанных с archive.org книжек на латыни и убеждаюсь, что прогресс есть.

А иногда меня охватывает сильное желание заняться чем-то другим, и тогда я снова вызываю в памяти тот день и спрашиваю себя: а вспомнил бы об этом тогда? Обычно, ответ — нет. Но постепенно изучение классических языков возродило у меня жажду к познанию и неведомому. Проснулся мой старый интерес к философии. Вернулось стремление к неведомому, которое двигало мной, когда я только начинал осваивать осознанные сновидения.

Возможно, я действительно стал увереннее в себе и независимее. В конце концов, у цифры 40 есть и преимущества.

1 Для знающих: настоящую, а не каиновскую подделку :).

2 «Восхождение на гору Хермон»

Другие статьи

* Комментарии премодерируются