Онейрон

Сюжет сновидения

В этой и последующих статьях мы попытаемся взглянуть на сновидения с феноменологической точки зрения и выделить несколько ключевых элементов, соединение которых и образуют тот опыт, который мы называем «сновидением». Здесь мы рассмотрим сюжет.

С этим явлением сталкивался каждый сновидец, осознанный или неосознанный. Но что это такое?

Первая функция, которую выполняет сюжет — это создание предыстории сна. Давайте представим, что мы оказались в реальности в ситуации, схожей с той, в которой мы оказываемся в начале сновидения. В лучшем случае, мы находимся в месте в котором мы были, но даже оно будет иметь множество несоответствий. В другом, не менее распространенном случае, мы оказываемся там, где никогда не были. Однако что происходит? Как правило, вместо того, чтобы задаваться вопросом «где я?» и «что происходит?», мы немедленно получаем ответ, либо уже сформирован на момент более-менее яркого восприятия сновидения, и этот ответ оказывается предысторией: оказывается, мы в командировке; или же мы на работе; мы снова поступили в институт, и это объясняет, почему мы снова в нём за партой слушаем странную речь персонажа сновидения, выдающего себя за преподавателя.

Вторая функция — это объяснение нестыковой и странностей сновиденного мира, когда они привлекают наше внимание. Если вдруг в сновидении мы никак не можем прочитать текст на экране смартфона, сюжет сновидения любезно подскажет, что смартфон сломался. Непонятная сущность, которая в осознанном сне была бы занесена в разряд крайне странных, в неосознанном сне может получить более или менее убедительную роль — даже нашего родственника или друга.

Таким образом, сюжет сновидения заполняет лакуны в нашем понимании той или иной ситуации, в которой мы оказываемся во сне. Подобный механизм есть и в бодрствовании. Выйдя из дома и обнаружив, что дорога перекрыта, мы можем найти этому объяснение, однако как правило масштаб наших догадок и додумываний не доходит до их размаха в сновидении, и мы не доходим до того, чтобы у нас в голове возникала целая предыстория, объясняющая текущую непонятную ситуацию в бодрствовании. Если это случается, мы называем это «конфабуляцией» и полагаем симптомами серьезного расстройства.

Интересен характер этих ложных воспоминаний. В отличии от обычных воспоминаний, которые часто имеют зрительное соответствие (можно попытаться вызвать в памяти тот или иной эпизод и визуализировать его) и достаточную хронологическую связанность с другими воспоминаниями, сюжет сна редко имеет такой характер — он предстает нам в виде общего словесного знания, которое едва ли бы удовлетворило нас в бодрствовании. «Это командировка.» Мы бы начали подробно вспоминать: кто отправил нас в командировку? когда это было? зачем? и все эти вопросы едва ли бы нас удовлетворили. Иногда подобные вопрос могут возникать, и сюжет находит быстрый и поверхностный ответ, не обязательно согласующийся с предыдущими ответами. По какой-то причине мы легко принимаем эти слабоубедительные ответы. Очевидно, что механизм сюжета сновидения схож с механизмом конфабуляций в бодрствовании.

Третья функция — это направление действий сновидца в определённое русло. Подобно тому, как в жизни мы тоже встраиваемся в сюжетный контекст происходящего, сокращая доступный нам выбор для последующих действий («сегодня рабочий день, надо вставать, умываться, есть и идти на работу»), нечто похожее происходит и в сновидении. Сюжет формирует контекст, в рамках которого сновидящий принимает решения, что делать дальше.

Последняя особенность сновиденного сюжета, которую мы здесь рассмотрим, — это то, что он имеет свойство «затягивать» сновидца в сновидение. Хотя опасность этого иногда преувеличивается, но, действительно, бывает так, что осознавшийся сновидец начинает втягиваться в то, что, на его первый взгляд, не имеет к нему отношения. Сюжет формирует предысторию, объясняющую, как сновидец был вовлечен в происходящее и его роль в этом. В результате сновидец начинает следовать сюжету, и сон становится неосознанным.

* Комментарии премодерируются